(EE)
ВЫПУСК 2: МЕЧТА
Создать пространство для мечты — значит расширить поле возможного
EN / RU
Деколониальный букварь

Как логистическая революция определила современный колониализм

Представьте, что вы владелец фабрики. Вы оптимизировали производственный процесс настолько, что не можете извлечь из него больше прибыли. Вы заглядываете через плечи рабочих, каждое движение которых уже контролируется, пытаясь найти ответ где-нибудь на производственной линии. Ответ, однако, лежит за пределами фабрики: вы должны использовать пространство снаружи, сделав его продолжением фабрики. Промежуток, отделяющий производство от потребления, можно превратить в ресурс, добыча которого поддается оптимизации. Иными словами, можно продлить фабричный конвейер, сделав цепочки поставок его продолжением, — этот феномен в 2009 году Анна Цзин назвала «капитализмом цепи поставок». В этой системе производство дробится и распределяется между сторонними организациями, делая такой нескончаемый конвейер ядром процесса производства, приводя к аутсорсингу войн и даже пыток. 

Это изменение в эксплуататорском образе мышления было названо «логистической революцией»: оно решило проблему капитала, достигающего собственных пределов роста. По сути, именно так и появилась концепция производства «точно в срок», включающая пространства между аутсорсинговыми компаниями в состав производственного процесса. Шармэн Шуа прибегает к красноречивому примеру, чтобы объяснить образ мышления, стоящий за современными режимами эксплуатации: «Сейчас дешевле доставить свежевыловленную рыбу с западного побережья США в Китай, чтобы китайские рабочие очистили и выпотрошили ее, а затем привезти обратно, чем оплачивать стоимость этой работы в соответствии с трудовым законодательством США». Со времени логистической революции логистика как отрасль достигла принципиально иных масштабов, стала новым пространством «политического и классового конфликта», согласно Альберто Тоскано, которое существует параллельно или даже заменяет фабрику. Логистика сегодня — это «новый черный» военно-промышленного комплекса, включающего и полицию, и Amazon, и опосредованные войны. 

Логистическая революция, вопреки своему названию, была не событием, а сложной трансформацией со множеством хронологий. Начиная от распространения использования контейнеров во время колониальной войны во Вьетнаме и заканчивая развитием кибернетики, которое позволило с помощью новых систем расчета использовать недоступные ранее географии распределения товаров. В каком-то смысле можно сказать, что война во Вьетнаме в 1970-х годах обеспечила «аппаратную часть» — стандартизированные коробки, делающие фантазию о бесшовном потоке, который бы способствовал колониальной экспансии капитала, более реальной. Кибернетика после Второй мировой войны была «программным обеспечением», которое при слиянии с логистикой в 1960-е годы позволило расписать новые «географии расчетов» — распланировать распределение/аутсорсинг на качественно новом уровне. 

Логистика изначально была военным искусством. Она родилась, по словам Деборы Коэн, для оптимизации снабжения войск на поле боя. И долгое время находилась за кулисами военных действий, считалась по своей сути вторичной по отношению к ним, но при этом именно логистика делала их возможными. Позже ее начали использовать в условно гражданском капиталистическом производстве, где она стала играть важную роль. Разделение между гражданской и военной логистикой, однако, нужно проводить осторожно, так как в большинстве случаев оно неправомерно. Не только военная продукция и военнослужащие перевозятся частными компаниями с использованием гражданской инфраструктуры наравне с другими, «обычными» товарами и людьми, но и наоборот: «Многие менеджеры и руководители WalMart — задающие стандарт отрасли в целом — пришли из военной сферы», — рассказывает Джаспер Бернес. Так создаются условия, при которых размытая грань между этими двумя категориями становится дымовой завесой для войны, что затрудняет различение потоков капитала, на первый взгляд кажущихся невоенизированными.

Используемая как метод исследования, логистика позволяет очертить материальность соединений, добавляя третье измерение к двумерной линии, идущей от точки отправления к адресу доставки в отслеживающих приложениях. Можно представить логистику в качестве способа очертить полости — например, ту, что оставили на месте человека в памятнике, посвященном сотрудникам службы доставки еды, которые работали во время ограничительных мер, принятых в Москве в связи с эпидемией коронавируса. Мы должны стремиться определить местонахождение этих полостей и увидеть узлы, которые соединяют эти отрицательные пространства не только в пространстве, но и во времени. И мы должны рассматривать исторические процессы с точки зрения логистики, заново соединяя определенные явления российской логистической истории, которые, кажется, возникли из воздуха, с их истоками в советском вторжении в Афганистан. 

Перевод с английского Артема Морозова


Дополнительная литература на английском языке

Alimahomed-Wilson, Jake, and Potiker, Spencer Louis. “The Logistics of Occupation: Israel’s Colonial Suppression of Palestine’s Goods Movement Infrastructure: The Logistics of Occupation.” Journal of Labor and Society 20, no. 4 (December 2017): 427–47. 

Bernes, Jasper. “Logistics, Counterlogistics and the Communist Prospect.” Endnotes, no. 3 (September 2013). 

Bologna, Sergio. “Inside Logistics: Organization, Work, Distinctions.” Viewpoint Magazine (October 29, 2014). 

Chua, Charmaine. “Indurable Monstrosities.” FutureLand: Stories from the Global Supply Chain (2018): 140-162. 

Cowen, Deborah. The Deadly Life of Logistics: Mapping Violence in Global Trade. Minneapolis; London: University of Minnesota Press, 2014. 

Denman, Derek S. “The Logistics of Police Power: Armored Vehicles, Colonial Boomerangs, and Strategies of Circulation.” Environment and Planning D: Society and Space, (June 2020). 

Distributed Cognition Cooperative. “Intermodal Terminal,” 2020. 

eeefff (Spesivtsev, Nicolay, and Zhuk, Dzina ). “Artificial Intelligence and Political Participation in the Smart City.”

Engelhardt, Anna. “Adversarial Infrastructure: The Crimean Bridge.” Mute Magazine, (July 7th, 2020). 

Martin, Craig. “Desperate Mobilities: Logistics, Security and the Extra-Logistical Knowledge of ‘Appropriation.’” Geopolitics, (2012): 17:2, 355-376. 

Mezzadra, Sandro, and Neilson, Brett. “Between Inclusion and Exclusion: On the Topology of Global Space and Borders.” Theory, Culture & Society. 29 (2012): 58-75.

Miller, Johnny. “Roads to Nowhere: How Infrastructure Built on American Inequality.” Guardian, quoted in Lambert, Lambert. “Introduction.” Funambulist, no. 17 (May - June 2018). 

Neilson, Brett. “Five Theses on Understanding Logistics as Power.” Distinktion: Journal of Social Theory 13, no. 3 (December 2012): 322–39. https://doi.org/10.1080/1600910X.2012.728533.

Neilson, Brett. “Follow the Software: Reflections on the Logistical Worlds Project.” In: Neilson B., Rossiter N., Samaddar R. (eds) Logistical Asia. Palgrave Macmillan, Singapore, 2018.

Rossiter, Ned, “The Logistical City: Software, Infrastructure, Labor.” Transit Labour 4 (2012): 25–7.

Salter, Mark B. “To Make Move and Let Stop: Mobility and the Assemblage of Circulation.” Mobilities 8, no. 1 (February 2013): 7–19.

Scotto, Giulia. “Colonial and Postcolonial Logistics.” Footprint, (November 2018).

Sigler, Thomas J. “Panama as Palimpsest: The Reformulation of the ‘Transit Corridor’ in a Global Economy.” Int J Urban Reg Res, 38 (2014): 886-902. 

Szerszynski, Bronislaw. “Planetary Mobilities: Movement, Memory and Emergence in the Body of the Earth.” Mobilities, 11:4 (2016): 614-628.

Toscano, Alberto. “Logistics and Opposition.” Mute, 10 (2011). 

Toscano, Alberto. “Lineaments of the Logistical State.” Viewpoint, no. 4 (2014).

Tsing, Anna (2009) “Supply Chains and the Human Condition.” Rethinking Marxism: A Journal of Economics, Culture & Society, 21:2, 148-176. 


Дополнительная литература на русском языке

Алексеева О. «В Уклоне все лентяи, а Убер — это шарашкина контора»: как таксистов заставляют любить свою работу // Спiльне. — 30 июля 2018.

Гетманова Д. Логистический семинар 20.12.2019 / Д. Гетманова, С. Шестакова, А. Щербина, А. Энгельхардт // YouTube.

Группировка eeefff. Машины против машин // Разногласия. — 2016. — № 9.

Группировка eeefff. Автоматическая рекреационная зона // Eeefff.org.

Группировка eeefff. Публикация от 2 октября 2019 // Facebook.

Группировка eeefff. Публикация от 30 сентября 2019 // Facebook. 

Группировка eeefff. Публикация от 28 сентября 2019 // Facebook.

Группировка eeefff. Публикация от 27 сентября 2019 // Facebook. 

Группировка eeefff. Публикация от 29 сентября 2019 // Facebook.

Кооператив Распределенного Сознания // Интермодальный терминал. — 2019.

Кооператив Распределенного Сознания. Большие краны дают нам большие преимущества // Сигма. — 17 декабря 2019.

Панкратова И. Настоящая история Wildberries. Как Татьяна Бакальчук стала царицей e-commerce и кто ей в этом помог // The Bell. — 27 августа 2020.

Симоянов А. Сервисный пролетариат: может ли движение курьеров положить конец модели «работающей бедности»? // Рабкор. — 27 июля 2020.

Синятуллина Л. Оценка эффектов от внедрения цифровых платформ на рынке такси / Л. Синятуллина, А. Жулин // НИУ ВШЭ. — 26 февраля 2020.

Шенталь А. Критика логистического разума // Teletype. — 19 февраля 2020.

Растегаева М. Когда, вы говорите, отменили рабство? : интервью с создательницами активистского комикса «Я.Еда» // Эгалите. — апрель 2020. — С. 18–24.

Энгельхардт А. Состязательная инфраструктура. — 2020.

Я.Еда. Публикация от 2 ноября 2020 // Facebook.

«Памятник курьеру», воздвигнутый в период коронавирусной самоизоляции на деньги ведущих российских платформ для доставки еды, таких как Delivery Club, чьи работники бастовали в это же время, требуя своевременных выплат. Работа Анны Энгельхардт. 2020 год
Авторы
Кооператив Распределенного Сознания
Исследовательская группа, которую основали Анна Энгельхардт и Саша Шестакова для работы с постсоветской (де)колониальной повесткой. Исследуя отношения между материальными телами и абстрактными машинами, DCC стремится описать постсоветское пространство как разнородный диапазон социально-экономических историй и культур и развенчать представление о нем как о единой зоне.