(EE)
EN / RU
Сообщество

Праздничные традиции с Agasshin

Асель, Соня, Дари и Аку во время съемок для Agasshin, 2020 год

Agasshin — это бьюти-зин о жизни этнических меньшинств в России, идейной вдохновительницей и основательницей которого является Соня Джунг Шин Ан. В нем представлены истории людей, чьи голоса долгое время заглушал бытовой расизм и ксенофобия. В специальном праздничном материале участницы и участники проекта Agasshin рассказали о своих праздничных традициях на Новый год. 

Анара

Традиционный казахский Новый год называется Наурыз и отмечается в конце марта. Считается, что в это время природа выходит из зимней спячки, тогда и начинается год. По настроению это немножко похоже на американский День благодарения: вся семья собирается и готовит богатый праздничный стол, дастархан. В советское время праздник был запрещен, потому что его посчитали религиозным. Хотя на самом деле Наурыз с религией не связан: он уходит корнями в культуры кочевых и полукочевых тюркских народов. 

На столе в Наурыз обязательно встретятся бешбармак (блюдо из вареной конины и лапши) и бауырсаки (вместо хлеба, жареное дрожжевое тесто). Но главное блюдо праздника — наурыз коже. Это похлебка из семи обязательных элементов: воды, мяса, соли, масла, муки, пшена и молока. Семь ингредиентов означают семь жизненных начал: счастье, мудрость, удачу, богатство, здоровье, покровительство неба и быстрый рост. 

Готовится это блюдо очень просто: крупу и мясо отваривают по отдельности, а затем смешивают с остальными ингредиентами. Но у каждой хозяйки свой рецепт наурыз коже. Кто-то использует не пшено, а другую крупу, а кто-то добавляет к молоку мясной бульон. Моя мама, например, любит добавлять казы — вареную колбасу из конины, тоже национальное блюдо.

Обычно на Наурыз съезжаются все родственники — включая бабушек и дедушек из дальних аулов. Почти в любой семье есть кто-то, кто может спеть или даже сыграть на домбре национальные мотивы — древние песни, которые веками передаются от родителей к детям. Слушая их, ощущаешь связь со своим народом.


Герл

Калмыцкий Новый год — это Зул. А важнейшая его часть — праздничный стол. В нашей семье на нем всегда есть калмыцкий чай, боорцоки и какое-нибудь мясное блюдо. 

Калмыцкий чай готовить совсем просто. Нужно довести до кипения подсоленную воду, потом добавить в нее заварку и молоко и убавить огонь. Когда снова закипит, положить немного масла. Я люблю делать чай крепким — по цвету примерно как латте. 

Боорцоки похожи на пирожки без начинки. Их делают из дрожжевого теста и жарят на животном жире. И только на нем: на растительном масле они получаются не такими вкусными. Лучшие боорцоки всегда делала моя мама — вкусные, золотистые, мягкие. Обожаю есть их со сгущенкой.

Обычно тесту придают форму бантика или узелка. Но к Зулу мы делали особенные боорцоки. Например, круглые с надрезами по краям — они символизируют солнце и называются целвг. Еще на праздники едят боорцоки в форме верблюдов или маленьких шариков — такие называются хорха, что переводится как «жучки». Хорха были моими любимыми, потому что получались самыми хрустящими. 

Первые угощения становятся подношением бурханам, то есть божествам. Рано утром семьи кладут еду к алтарю с лампадками и маленькими Буддами, а потом по очереди произносят буддистские молитвы. В детстве мне это казалось чем-то забавным, как загадывание желаний. 

Мое яркое воспоминание о Зуле — концерты, на которых ребята из танцевальных школ исполняли номера под калмыцкие песни. К сожалению, я не помню их текстов, потому что не знаю калмыцкий: политика СССР и депортация нашего народа подорвали сохранность культуры и языка.


Вячеслав (I)

Зул отмечают по лунному календарю, поэтому дата плавающая. В этом году он пришелся на 10 декабря. В Зул принято зажигать лампадки: на калмыцком название праздника означает «лампадка», а в буддистском мире он известен как Праздник тысячи лампад. 

Калмыцкий чай тесно связан с историей Зула. Калмыки называют такой чай божественным напитком (деедсин идән). По легенде, основатель буддистской школы гелугпа Чже Цонкапа однажды занемог и лекарь посоветовал ему пить этот чай по утрам. И на седьмой день, совпавший с 25-м днем месяца барса по лунному календарю, Цонкапа излечился. По этому случаю он повелел верующим зажечь для бурханов лампадку, прибавить к своему возрасту один год и приготовить себе такой же целебный чай. 

На Зул проводят особенный вечерний обряд. В калмыцких домах готовят «возрастную лампаду» из теста и вставляют в нее пучки дикой ржи или пшеницы по количеству членов семьи. С наступлением темноты все эти пучки зажигают, каждый человек должен поклониться и произнести молитву «Ом мани падме». Так мы просим бурханов подарить нам еще один год жизни. Так что Зул можно считать днем рождения всех калмыков. 

Зул — семейный праздник, поэтому мое самое яркое воспоминание о нем связано с тем, как наши старики говорили праздничные благопожелания — йорялы. Они звучали волшебно и очень красиво:

Җил болhн Зулан кеҗ
Насан авч, сән сәәхн бәәҗ
Авсн насн өлзәтә болҗ,
Насан авсн бидн цуhaр
Гем-зовлң уга бәәҗ
Бат кишгтә болҗ
Көгшдин наснд курч
Амулң-менд бәәцхәй!

Чтоб каждый год Зул так встречали,
Годы продлевали и хорошо (счастливо) жили,
Годы продленные да будут счастливыми,
Все мы, годы продлившие,
Чтоб жили без болезней и горести,
Счастье чтоб крепким было,
Да пребудем в покое и здравии мы!


Обычно на Зул не поют. Но когда была жива моя прабабушка, во время праздника наш дом окутывал ут дун — протяжная песня, от которой возникала таинственная тоска по бескрайним степям. Еще одна картинка из детства: при тусклом свете лампады прабабушка, перебирая четки, молится Будде на калмыцком, заканчивая мантрой «Ом мани падме хум». Тихий шепот, который желает всем живым избавления от страданий.


Вячеслав (II)

Для бурят Новый год — это Сагаалган. Праздник отмечают по лунному календарю, обычно он выпадает на конец января или февраль. Незадолго до торжества принято наводить порядок дома и избавляться от старых вещей. За два дня до Сагаалгана в дацанах (буддийских храмах) проходит обряд очищения дугжууба (Дүгжүүбэ): верующие обтирают тело кусочками ткани или теста в знак избавления от нечистых помыслов, а потом сжигают эти лоскутки.

Сам Сагаалган наступает не в полночь, а на рассвете, когда богиня Балдан Лхамо (Һама) спускается на землю. Поэтому в день праздника мы всегда встаем затемно, чтобы успеть приготовиться к встрече с ней. С шести до восьми утра по телевизору всегда идут трансляции из дацанов — там проходят молебны в честь Балдан Лхамо. В первый день Сагаалгана начинаются визиты к старшим родственникам, встречи могут продолжаться целый месяц. На второй день мы вывешиваем на специальных жердях ритуальные флажки хий-морин с именами членов семьи — это обряд на удачу в наступившем году.

На Сагаалган принято есть молочные продукты. Раньше они наравне с мясом составляли основной рацион бурят — их подносили духам предков в шаманских обрядах. Кроме этого, у нас на столе обязательно присутствуют буузы — что-то вроде пельменей. Их рецепт прост: нужно замесить крутое тесто на воде и яйцах, раскатать и вырезать из него кружочки с помощью чашки. В говяжий фарш с небольшим добавлением свинины положить молотый перец, соль и мелко накрошенный лук. Фарш нужно завернуть в тесто, защипывая края по кругу так, чтобы наверху образовалось отверстие. Варить буузы надо на пару в течение 20–25 минут.


Диана

Я родилась в семье татар, но мы живем в Башкортостане. Новый год отмечаем 31 декабря — и это мой любимый праздник. В детстве я, как и все, писала письма Деду Морозу и клала их под елку в ожидании подарков. Но Дедом Морозом для меня был Кыш Бабай — так его называют татары. Кроме того, мы отмечаем и традиционный татарский Новый год — Навруз, день весеннего равноденствия, который приходится примерно на 21 марта. 

На Навруз мы едим бэлиш — большой пирог. Моя нэнэйка (бабушка) готовила его из потрохов и гречки. Но для такого пирога можно использовать любое мясо с картофелем. Непременным праздничным атрибутом является баурсак. Это «большой брат» другого татарского блюда, чак-чака, только крупнее и без меда. Он готовится из пресного теста, которое делят на маленькие кусочки круглой, овальной или квадратной формы и жарят во фритюре. Еще на столе обычно есть губадия — круглый пирог с начинкой из риса, красного творога (кызыл эремчек), фарша с поджаркой из лука, рубленых яиц, кураги и изюма. Есть несладкий вариант губадии — без сухофруктов. 

На наших праздниках я всегда включаю новогодние плейлисты из Apple Music, но мои родители обожают татарскую музыку. Они часто ставят пластинки с ней, которые собрал картатай (дедушка). Пластинки крутятся у нас часами напролет, и мы весь праздник бегаем к проигрывателю, чтобы перевернуть их.

Наш мини-плейлист татарской музыки: 

Закий Махмутов «Йэйзен аяз тандарында»
Фарида Кудашева «Кыр казы», «Гюльбакча»
Альфия Авзалова «Хатфа», «Томбыек»
Гульсум Сулейманова «Кубэлэгем», «Ильчи Бага»
Роза Сахаутдинова «Умырзая», «Зульхиза»
Ильгам Шакиров «Кандыр турында жыр», «Менэргэ иде Урал тауларына»
Магафура Салигаскарова «Гюльсэсэк».


Динара

Я выросла в татарском городе Бавлы, который находится на границе с Башкортостаном. Со сменой сезонов у нас связано много национальных праздников. Например, Карга боткасы («воронья каша») — праздник встречи весны. В этот день было принято варить пшеничную, пшенную или ячменную кашу для трапезы на природе. Кашу, которую не доели, нужно было оставить птицам. Еще, конечно, был Сабантуй — праздник окончания весенних полевых работ и начала лета. Его тоже отмечают на природе: с ярмаркой, угощениями и разными конкурсами. 

Но Новый год для нас начинается 31 декабря, как и для многих народов СНГ. Только вместо Деда Мороза у нас Кыш Бабай («зимний дедушка»), а вместо Снегурочки — Кар Кызы («снежная девочка»). Помимо оливье, на новогоднем столе всегда есть традиционные татарские блюда: например, бэлиш (закрытый мясной пирог с картошкой) или эчпочмаки (треугольные мясные пирожки). Часто подают запеченную утку или щуку — такое я видела только в Татарстане. Разнообразие праздничных блюд очень важно для любого татарского праздника. Как и количество гостей: за столом собираются все родственники, вплоть до троюродных сестер и внучатых племянников. 

Важная часть праздника — танцы. Для меня новогодняя музыка — это что-то из репертуара башкирского исполнителя Салавата и песни Верки Сердючки, которые очень любила моя бабушка. Старшее поколение танцует притопывая — так, что дрожит пол: в татарских национальных плясках принято плавно двигать руками, быстро отбивая ногами ритм. Бабушки танцуют очень лихо — и только те, кому уже за 70, не выходят в круг, а просто наблюдают за остальными сидя.


Алина

Обычный Новый год я очень не люблю. Но кроме него мы в Кабардино-Балкарии отмечаем еще один — в день весеннего равноденствия, 21 марта. Это праздник пробуждения земли после зимы, раньше он считался началом нового календарного года. Думаю, такое внимание смене сезонов уделяли из-за земледелия. У нас и у всех знакомых семей есть плодовые сады — это что-то исторически сложившееся и привычное для меня, часть местной культуры. День весеннего равноденствия — языческий праздник, так что теперь, из-за усилившейся исламизации, его отмечают гораздо реже. 

21 марта на столе главное место отдают черной курице, которую «приносят в жертву», готовят в сливочном соусе и едят с пшенично-кукурузной кашей. Эта каша называется «паста», поэтому в Кабардино-Балкарии никто не называет макароны этим словом. 

Я не ем мясо, так что большинство блюд проходит мимо меня, но есть одна вещь, которую я обожаю с детства, — лакумы. Это сладкие жареные лепешки, немного похожие на пышки. На 21 марта их делают круглыми, в виде солнца, и раздают соседям. Мама, конечно же, делает лучшие лакумы в округе — небольшие, горячие, золотистые кусочки восторга… Проснуться от этого запаха к завтраку — лучшее чувство из детства.  

Мой младший брат родился 21 марта, поэтому мы одновременно отмечаем весну и его рождение. Все считают, что брату очень повезло появиться на свет в этот день — он особенный и счастливый. Он с детства обожает песню «Синяя птица» группы «Машина времени», мы ее поем вместе и дурачимся. «Синяя птица» для меня связана с этим днем, но сама по себе к празднику она особого отношения не имеет.


Элис

Еврейский новый 5781 год наступил в сентябре. В моей семье не отмечали еврейские праздники, поэтому я стала отмечать Рош ха-Шана во взрослом возрасте. Примерно в 25 лет начала налаживать отношения с разными аспектами моей культуры в соответствии со своими взглядами и с точки зрения левого идишизма. Идиш — это язык евреев-ашкеназов (не путать с ивритом!). 

Рош ха-Шана — один из самых важных еврейских праздников, он длится три дня. Идея связана с тем, что Бог судит людей 1-го числа месяца тишрей, поэтому мы должны покаяться за ошибки, совершенные в прошедшем году, в надежде на прощение в новом. Я атеистка, и мое еврейство — культурное, а не религиозное. Для себя я исключила Бога из этой истории и осталась с отличным праздником саморефлексии и надежды на лучшее в наступающем году. 

Этот Новый год я встречала со знакомыми, которые раньше не отмечали Рош ха-Шана. Как языковая и культурная активистка, стала для них проводницей в мир секулярного празднования. У нас на столе были традиционные блюда в веганском варианте: круглая хала (сладкий хлеб в форме заплетенной круглой буханки), гранат, яблоки с медом (роль меда исполнял кленовый сироп). Сладкое символизирует надежду на сладкий, хороший год, а гранат или яблоко — круговорот жизни. Обычно на Рош ха-Шана трубят в шофар (бараний рог), но веганский рог найти непросто! 

С халой была забавная ситуация. Хлеб уже стоял на столе, а я вышла из помещения на минуту. И, вернувшись, обнаружила, что халу разрезали ножом пополам, как пирог! Есть ее нужно руками, отламывая себе кусочек, но присутствующие этого не знали. В общем, было здорово! Я уже жду следующий Новый год!


Маша

Для якутов гораздо важнее не Новый год, а другой праздник, посвященный смене сезонов, — Ысыах (Ыhыах). Он проводится в основном в день летнего солнцестояния в специальном месте на природе, но дата зависит от региона. Ысыах — день возрождения природы, наш главный национальный праздник. 

В этот день нужно испить традиционного напитка кумыса, который готовят из кобыльего молока. Его используют для утоления жажды, а также в обрядах, при кормлении огня и земли. Традиционная якутская кухня — все из жеребятины и говядины: хаан (кровяная колбаса), суп из потрохов. Еще мы едим куорчэх (күөрчэх, взбитые жирные сливки с ягодами), саламаат (жареное молоко с мукой). Но приготовить все эти блюда будет сложно: для них нужны продукты, которые достать вне Якутии почти невозможно.

Ысыах выглядит как большой музыкальный фестиваль. Мы обязательно едем на него каждый год всей семьей — иногда даже с палаткой, чтобы заночевать. На празднике всегда много разных активностей: например, с папой мы любим смотреть конные скачки и «Игры Дыгына» (спортивную программу), с мамой — слушать музыку. Моя отдельная любовь — выступления с хомусом, якутским варганом. Исполнители играют на нем одновременно с горловым пением — получается очень точная имитация звуков разных птиц и животных. Еще на Ысыах всегда танцуют круговой танец осуохай (оhуохай), что-то вроде хоровода, он сопровождается хоровой песней. Ее ведет запевала, который поет обо всем, что происходит вокруг, а ему вторят все остальные. 

Самое классное во время Ысыаха — это ночью, когда становится прохладно, поесть супа из потрохов возле костра и отправиться на церемонию встречи солнца, чтобы протянуть ладони к светилу и слушать алгысчытаалгысчытаЧеловек, который способен заклинать добрые силы и обращаться к божествам с просьбой об удаче, здоровье или помощи., насыщаясь энергией на весь год.


Ксения

Я родилась в браке русской и советского корейца, детство провела в Узбекистане, а потом переехала в Россию, так что понятие Нового года у нас несколько размыто. Мы с удовольствием празднуем и католическое Рождество, которое отмечают в Корее, и Новый год, потом Рождество христианское. Мы с братом крещеные, как и русская половина нашей семьи, папа-кореец атеист, но празднованию это не мешает нисколько. Потом мы отмечаем старый Новый год, потом — восточный Новый год (отец называет его корейским). А там и узбекский Новый год, Навруз. Так полгода в празднованиях и проводим.

Отмечаем в кругу семьи, за большим столом. Новый год, христианское Рождество и восточный Новый год выделяем сильнее, в остальные праздники можем просто приготовить, например, узбекский плов. Пловом заведует отец, у него он получается самый вкусный, настоящий. Причем это блюдо в Узбекистане делают по-разному, в зависимости от региона. У нас плов по-фергански, такой еще Абдулов в старом-старом «Смаке» у Макаревича готовил.

В сам Новый год и в оба Рождества придерживаемся стандартного меню: салаты, горячее. Я очень по-русски люблю картошечку, а отец не может без риса, который в обычное время заменяет хлебом. На одном столе у нас могут стоять корейские, русско-корейские, узбекские и русские блюда.

У нас в семье уважают ABBA, Queen, Майкла Джексона и «Битлов», а еще музыку из передач ранних нулевых вроде «Старых песен о главном». Корейских композиций никто, кроме меня, не знает, а я слушаю только саундтреки к дорамамдорамамКорейские телесериалы.. У меня, похоже, только такие связи с этнической родиной и остались.