(EE)
EN / RU
Сообщество

Исчезновение Катара с европейских карт

Carsten Niebuhr, "Sinus Persicus maximam partem ad observationes proprias a MDCCLXV institutas” (1765), in Atlas universel pour l'étude de la géographie et de l'histoire ancienne et modern, compiled by Etienne André Philippe de Prétot and others (Paris: Nyon, 1787)

То, как мир выглядит на картах, зависит от множества факторов, и точка, с которой смотрит исследователь, неизбежно влияет на контуры очерчиваемых им территорий. В XVII-XVIII веках Катарский полуостров таинственным образом исчез с европейских карт. Джеймс Онли, заведующий отделом исторических исследований Национальной библиотеки Катара, рассказывает, как и почему это могло произойти.

Катарский полуостров появляется на европейских картах к концу XVI столетия, но по какой-то необъяснимой причине пропадает с географических чертежей XVII и XVIII веков. Снова он появляется уже в начале XIX века. Исчезновению полуострова может быть два объяснения: либо европейские картографы не знали о его существовании, либо на протяжении почти двух столетий он находился под водой. Я хочу привести доводы в пользу первой версии.

Отсутствие Катарского полуострова на европейских картах, вероятнее всего, объясняется тем, что эти чертежи основаны на переложениях сведений, полученных от шкиперов (nakhuhas), водивших корабли по Персидскому заливу. Самая известная карта региона XVII–XVIII столетий — медная гравюра Карстена Нибура 1765 года, позднее напечатанная в «Общем атласе для изучения географии и древней и новой истории» (Atlas universel pour l’étude de la géographie et de l’histoire ancienne et modern, 1787) Филиппа де Прето. В своем «Отчете о  путешествии в Аравию и близлежащие земли» (Reisebeschreibung nach Arabien und andern umliegender Ländern) Нибур поясняет, что его карта основана на беседах с капитанами в Мускате и Бушире в 1789 году. Сам он никогда не бывал в Катаре.

На карте Нибур отметил прибрежные воды Катара более темным цветом. Это указывает на мелководье или коралловые рифы — зоны, к которым глубоководные европейские суда были не приспособлены. Вот почему у ранних европейских картографов вроде Нибура не было никакого выбора, кроме как полагаться на рассказы местных капитанов. До XVII века Катарский полуостров присутствовал на европейских и османских картах, вероятно, потому, что в то время картографы использовали доудоуОбщее название для традиционных парусных судов с одной или двумя мачтами, которые использовались в районе Красного моря. для исследования побережья.

Таким образом, в XVII и XVIII веках европейская картография зависела от капитанов Персидского залива. Это привело как минимум к двум последствиям. Во-первых, на картах неточно обозначали как географическое положение, так и названия мест. Например, Нибур нанес на карту пять населенных пунктов на Катарском побережье, двигаясь с запада на восток: Gattar (возможно, Бидда, современная окраина Дохи); Adsjär (возможно, Эль-Хаур, а возможно, Укаир на берегу области Эль-Хаса); Huäle (Хувайла); Iusofie (Рас-Юсуфийя, близ Рувайды); Faräha (Фурайа, или Фрейя, в трех километрах к северу от ЗубарыЗубарыИсправленные названия взяты из книги Роберта Картера «Жемчужное море. Семь тысяч лет промысла, сформировавшего Залив» (Sea of Pearls: Seven Thousand Years of the Industry That Shaped the Gulf), опубликованной издательством Arabian Publishing в 2012 году. Позже они были воспроизведены в статье Historical References to Doha and Bidda before 1850.). Чтобы правильно прочитать чертеж, следует скорректировать не вполне верное написание названий и положение населенных пунктов, ошибочно размещенных в обратном порядке, — то есть поменять местами Бидду и Фурайу и так далее.

Во-вторых, европейцы невольно переняли восприятие географии, свойственное местным капитанам. Оно, надо полагать, отличалось от европейского. Если прибрежные города и деревни на карте Нибура обозначены весьма четко, то сам Катарский полуостров представляет собой сплошную береговую линию. То же можно видеть на арабских, персидских и индийских картах, изображающих Аравийский полуостров, вплоть до XX века. Баб-эль-Мандебский пролив, отделяющий Аденский залив Аравийского моря от Красного моря, в реальности изгибается под углом почти в 90 градусов, а на этих картах изображен как прямой проток. Естественно, сегодня нам это кажется странным — и казалось бы таковым европейским картографам, — но лишь потому, что мы приучены рисовать и читать карты определенным образом. Арабскому, персидскому или индийскому капитану, курсирующему из Адена в Джидду и обратно, прямая и непрерывная береговая линия, за которой скрывается прямоугольный изгиб Баб-эль-Мандебского пролива, показалась бы вполне логичной, так как на карте берег изображался таким, каким его видел стоящий на палубе доу человек. То же самое касается Катарского полуострова. Таким образом, когда шкиперы Персидского залива описывали катарский берег европейским картографам вроде Нибура, береговые очертания буквально потерялись в силу «трудностей перевода». 

Таково наиболее правдоподобное объяснение любопытному исчезновению Катара с европейских карт. Если бы Катарский полуостров был погружен под воду в тот момент, когда Нибур оказался в Персидском заливе, то на его карте не появились бы ни Бидда (современная Доха), ни Хувайла, ни Юсуфийя, ни Фурайа (близ Зубары): все эти места тоже оказались бы под водой, давно покинутые и забытые. 

Перевод с английского Марины Симаковой

Авторы
Джеймс Онли
Заведующий отделом исторических исследований Национальной библиотеки Катара, в обязанности которого входит инициирование новых исследований, касающихся арабской истории и наследия в странах Залива, а также изыскания в архивах по всему миру для Qatar Digital Library. Получил степень доктора философии по современной истории в Оксфордском университете и основал Journal of Arabian Studies — ведущее издание в сфере исследований Аравийского полуострова и стран Залива.