(EE)
ВЫПУСК 2: МЕЧТА
Создать пространство для мечты — значит расширить поле возможного
EN / RU
Cultural Creative Agency

Портреты на балконе

Екатерина Муромцева. Выставки «Как стать невидимым» и «Когда закончилась вся бумага для рисования, кроме туалетной». Загреб, 2020 год

C 10 по 13 сентября в Москве будет идти Международная ярмарка современного искусства Cosmoscow, одним из главных проектов которой станет выставка «Турбулентность», организованная Cultural Creative Agency при содействии посольства государства Катар в Российской Федерации. На ней представят проекты художников, отобранные в рамках открытого конкурса и отражающие новую реальность мира, столкнувшегося с пандемическим кризисом.

Одним из этих проектов стала самоорганизованная галерея, впервые открытая художницей Екатериной Муромцевой на балконе ее квартиры в Загребе, где она оказалась изолирована в период карантина. В рамках «Турбулентности» балконная галерея будет воспроизведена в центре Москвы, там будут представлены работы самой Екатерины и выбранных ей художников — Евгении Ереминой, Варвары Гранковой, Марго Овчаренко и Александра Ануфриева. Мы попросили участников грядущей выставки рассказать о своих проектах и объединяющей их линии, связанной с портретами.

ЕКАТЕРИНА МУРОМЦЕВА

В Загребе я оказалась в ноябре: поехала туда на международную резиденцию, которую основали члены кураторского коллектива What, How & for Whom. Из-за вируса программа закончилась гораздо раньше, чем планировалось изначально, но уехать из Хорватии все равно было уже нельзя. Так я застряла в съемной квартире на девять месяцев. Временами было сложно из-за одиночества и абсолютной неопределенности будущего, но мне помогало творчество. Однажды я созвонилась со своим итальянским другом, который уже долго сидел на карантине в Турине, и он рассказал, что дети там вывешивают на окнах свои рисунки, чтобы как-то поддержать дух людей. Я очень вдохновилась этой идеей, подумала: почему бы и не попробовать что-то подобное? А все, что мне осталось, единственное публичное место, где можно было делать выставки, — это квартира с балконом.

Начала я со своих акварелей: делала портреты теней культурных работников, чей труд часто остается невидимым. Приглашала их к себе в гости, брала у них интервью и одновременно рисовала. Мне нравится создавать работы, в которых визуальность, их формальное решение, неразрывно связана с общением и проживанием повседневности, когда это — один процесс. А тут еще и тема, которая для меня очень важна. Вообще, могу сказать, что в основном все разговоры между художниками и работниками культуры так или иначе связаны с обсуждением этических вопросов, потому что занятость в этой сфере часто никак не регламентируется и находится в серой зоне.

Потом на балконе я проводила и другие выставки с целью наладить коммуникацию с внешним миром. С помощью портретов собак, которых выгуливали у меня в районе, я общалась с соседями; делала выставки для птиц, часто гостивших в  моей галерее. Потом стала приглашать других художниц и художников, чтобы иметь возможность взаимодействовать с ними, пусть и заочно. Вообще, никакой концепции или правил у этой галереи изначально не было — мне нравится ее спонтанность и непредсказуемость. Она создавалась под влиянием конкретного момента и так и продолжает развиваться.

Я хотела превратить самоорганизованную балконную галерею в кочующую микроинституцию, но никак не думала, что она выиграет в конкурсе «Турбулентность» и откроется в Гостином дворе. Мне это показалось хорошей возможностью повзаимодействовать с местным сообществом и показать работы разных художниц и художников, моих друзей, в центре Москвы: Марго Овчаренко и Саши Ануфриева, Варвары Гранковой, бабушки Жени (Евгении Ереминой). Я сама там буду участвовать с продолжением серии о культурных работниках — мне кажется, это особенно интересно и важно сделать в контексте ярмарки современного искусства. Там будет занято большое количество людей, которых совсем не видно, но ведь они есть: стоят рядом со стендами, пишут тексты и так далее. Эту парадоксальную ситуацию мне бы и хотелось выявить. Вообще, все, что мы готовим для выставки, так или иначе связано с портретом. Мне очень нравится эта персонифицированная художественная форма. Через личное можно отразить то время, в которое мы живем, через переживаемый опыт — выйти на коллективное, в котором мы вместе существуем.

Слева: Евгения Еремина. Я сама к вам пришла, на лыжах. 2019 год
Справа: Фотография художницы в мастерских музея «Гараж», 2019 год

Поскольку бабушка Женя сейчас болеет и не может дать комментарий, я расскажу о ней. Я уже много лет езжу в дома для престарелых в разных областях России, где мы общаемся с пожилыми людьми с помощью искусства. С бабушкой Женей познакомилась лет семь-восемь назад в поселке Товарково Тульской области. Она тогда только начинала рисовать, но постепенно обосновалась в мастерской: как сама рассказывала, ей нужен был какой-то ориентир и смысл в жизни — им стало искусство. Бабушку Женю можно назвать наивным художником, так как она всему научилась сама. Все ее рисунки сделаны с большим чувством. Меня поражает ее трудолюбие: иногда она рисует по десять часов без остановки. Мы завели бабушке Instagram, когда приезжали на выставку «Бюро переводов» в Москву. Там можно посмотреть ее работы и следить за творчеством. Из-за болезни она не сможет нарисовать для «Турбулентности» что-то новое, поэтому мы покажем несколько женских портретов, которые бабушка Женя создала в 2019 году.

Екатерина Муромцева. Работы из серии «Как стать невидимым», 2020 год

ВАРВАРА ГРАНКОВА

С Катей мы вместе участвовали в лаборатории театра «Практика» в прошлом году, там был спектакль-перформанс, в котором я пела. Ей так понравилось, что она меня пригласила придумать что-нибудь с вокалом и для «Турбулентности» — для меня это очень важно, так как я много лет занимаюсь пением, но свой голос почти не использую и редко выступаю. Для проекта готовлю перформанс под названием «Приют»: сначала буду спускать длинную косу из цветов и пакли с балкона, словно Рапунцель, а потом — заплетать ее вокруг себя, словно кокон, параллельно накладывая звуки своего голоса друг на друга с помощью луп-станции. Работу я придумала специально для этой галереи, так как всегда стараюсь делать что-то новое и исходить из среды и пространства,  кудапроизведение будет помещено.

Мне кажется, это будет мой первый не остросоциальный проект за долгое время. После персональной выставки «Ненасилие», в которой я рассматривала различные аспекты насилия — как со стороны отдельного человека, так и целого государства, — а также нескольких проектов, посвященных экологии и феминизму, я чувствую усталость от социального. В этот трудный момент мировой пандемии и изоляции я хочу говорить об отношениях человека и природы, о добровольном эскапизме и неизбежно следующем за ним желании вырваться на волю. Вообще, в этом перформансе отразится многое, что я пережила за время карантина. Я впервые в жизни надолго оказалась в деревне и многому научилась здесь, например видеть небо и наблюдать смену сезонов. В Москве обычно нет времени для созерцания.

Варвара Гранкова. Подготовка к перформансу «Приют», 2020 год

АЛЕКСАНДР АНУФРИЕВ

С Катей мы давно дружим, потому что учились вместе. И как-то так получилось, что всегда помогали друг другу в технических и теоретических вопросах, поддерживали друг друга. Когда Катя оказалась в Загребе на карантине, то открыла галерею у себя на балконе, чтобы не сойти с ума от заточения и скуки. Стала организовывать там выставки — в том числе и мою, на которой была представлена одна фотография с врачами 2016 года. Теперь, после победы на «Турбулентности», галерея будет воспроизведена в Гостином дворе, и мы решили эту работу дополнить: сделать новые фотографии в контексте карантина и коронавируса. Работать над проектом мы будем вместе с Марго Овчаренко: я буду снимать врачей, а Марго предоставит фотографии горничных гостиниц, которые принимали у себя медиков во время режима самоизоляции. Нам важно показать, что это не какие-то безликие функционеры и герои, а простые люди, жители Москвы, которые точно так же рискуют заразиться и пострадать от коронавируса. И портрет — самый лучший способ проявить их человечность и обыденность.

Александр Ануфриев. Спасибо врачам. Загреб, 2020 год

МАРГО ОВЧАРЕНКО

Я, как и Катя, училась в Школе Родченко, мы познакомились через общих друзей, занимающихся фотографией. Я следила за ее проектом в Загребе, и мне вообще нравится все, что Катя делает. Ее высказывания получаются очень органичными и совсем не вымученными, ее мысли актуальны, но находятся вне конъюнктуры. Я бы с удовольствием выставилась еще тогда, но получилось так, что она меня пригласила поучаствовать в «Турбулентности». 

Вместе с Сашей Ануфриевым мы придумали для грядущей выставки проект о врачах и тех, кто обеспечивал их быт во время режима самоизоляции. В мае я много снимала Москву и городских работников, для которых коронавирус был ежедневной опасностью, — не только медиков, но также, например, таксистов и служащих гостиниц. Несколько фотографий горничных одного из московских отелей, который принимал врачей, боровшихся с эпидемией, и будут выставлены на «Турбулентности». С одной стороны, мой интерес состоит в пристальном взгляде на этих дважды невидимых женщин: выполняющих низкоквалифицированную работу и принадлежащих к этническим меньшинствам, живущим в России. С другой стороны, идея в том, что наш художественный жест переводит дискурс, существующий сейчас вокруг врачей и других защитников города, из героического в человечный: показывает, что они не какие-то абстрактные винтики в механизме, а люди со своими страхами.

Решение сделать портрет основным сюжетом выставок было коллективным, так как у нас у всех — у Кати, у меня, у Саши — есть интерес к конкретному человеку, а не к придуманному персонажу. Собственно, портретом я в основном и занимаюсь: пытаюсь проникнуть сквозь оболочку, создаваемую людьми вокруг себя, и снять что-то интимное.

Авторы
Марго Овчаренко
Фотохудожница, работает в Москве. В 2011 году закончила Московскую школу фотографии и мультимедиа им. Родченко. В 2015 получила магистерский диплом в области фотографии в Hunter College (Нью-Йорк). С 2010 по 2011 год Марго участвовала в художественной резиденции FABRICA (Тревизо, Италия). Ее фотозин «Страна женщин» вошел в шорт-лист конкурса фотокниг Paris Photo–Aperture. C 2019 года преподает в Школе Родченко.
Варвара Гранкова
Варвара Гранкова (1988) окончила Школу современного искусства «Свободные мастерские», финалистка конкурса Arte Laguna Prize 2020, лауреат Третьяковской премии. Работы художницы находятся в коллекции Московского музея современного искусства.
Александр Ануфриев
Фотограф с международным опытом, выпускник Московской школы фотографии и мультимедиа имени Родченко (2017). Лауреат «Серебряной камеры» (2015), победитель международного конкурса Feature Shoot Emerging Photography Awards (2017).
Катя Муромцева
Родилась в 1990 году в Москве, в 2017 году окончила Школу фотографии и мультимедиа имени Родченко, выпускница философского факультета МГУ имени Ломоносова. Муромцева работает с разными медиа, среди которых инсталляция, видео и графика.