(EE)
EN / RU
Артефакты

Портрет Шаха Шуджи из Могольской империи

Краткая история нимба в исламском искусстве

Автор неизвестен. Портрет падишаха Шаха Шуджи. Примерно 1650-е годы
MS.5.2006 / Museum of Islamic Art, Doha

На фолио из альбома-муракка, хранящегося в музее исламского искусства в Дохе, столице Катара, изображен могольский падишах Шах Шуджа (1616–1660): профиль вроде тех, что можно увидеть на римских монетах, яркие цвета, красивое одеяние и тонкая полоска золотого свечения, окружающая голову. Как и другие базовые формы в изобразительном искусстве и архитектуре, нимб (от лат. nimbus — «облако») встречается в разных культурах. Он хорошо знаком европейцу по христианской иконографиииконографииОт греч. eikon («образ») и grбpho («пишу») — система изображения каких-либо персонажей или сюжетов, характеризующаяся созданием художественных форм с устойчивым значением., где чаще всего обозначает святость (в некоторых случаях его использовали, чтобы подчеркнуть высокое положение обладателя, например княжеский или королевский статус). Но можно обнаружить нимб и в исламском искусстве.

Как и любое обобщение, словосочетание «исламское искусство» проблематично, так как представители разных мусульманских культур почти всякий раз привносили в искусство что-то свое, локальное. Приведем лишь несколько примеров использования нимба в этой традиции. Ислам зародился в VII веке на территории Западной Аравии и достаточно быстро стал государственной религией Арабского халифата, образованного после смерти Мухаммеда. Во второй половине VII века арабы завоевали Сасанидскую державу (226–651), существовавшую на месте современных Ирака и Ирана, население которой в основном исповедовало зороастризм. Возникновение нового художественного языка невозможно из ниоткуда — мусульманское искусство, например, испытало на себе влияние сасанидской, эллинистической и христианской традиций. Именно арабо-мусульманское завоевание Ирана привнесло иные смыслы в старый контекст, что привело к возникновению нового, синтетического искусства.

Слева: Абул Хасан. Встреча падишаха Джахангира и иранского шахиншаха Аббаса I в образе двух повелителей мира. Примерно 1618 год
Справа: Бальчанд. Падишах Джахангир предпочитает суфийского шейха королям. Примерно 1615–1618 годы

F1945.9a, F1942.15a / The St. Petersburg Album / Freer Gallery of Art

Есть распространенная точка зрения, что мусульманство табуирует изображение людей и животных. Но это не совсем так. В Коране нет прямого запрета на изображение людей и животных (если они не являются идолами), хотя сам Коран никогда не иллюстрируется. Такое особое отношение ислама к художественному изображению историк искусства Олег Грабарь называл аниконизмом. Тем не менее в ряде мусульманских культур изображения людей и животных все равно встречаются, хотя человеческие лица на них закрыты завесой — вероятнее всего, сообразно упомянутому запрету. 

Об истоках нимба как художественного элемента в исламской традиции высказывается множество предположений. По одной из версий, изначально он появился именно в персидском искусстве. С точки зрения некоторых исследователей, это произошло под влиянием не христианской традиции, а зороастрийской, инкорпорировавшейся в исламский визуальный язык при Сасанидах. Таким образом выражалась божественная благодать, фарр (перс., букв. «свечение»). Ее могли излучать как священные фигуры пророков и ангелов, так и земные правители, которые в духе христианской традиции считались избранниками божьими на земле. Эти представления нашли отражение и в могольской миниатюре, которая своим развитием обязана персидскому влиянию. 

Наиболее распространенными формами нимба в исламском искусстве считаются, во-первых, «огненный нимб», а во-вторых, свечение вокруг головы. Огненный нимб выглядит как языки пламени и, что важно, может окружать всего героя. Часто он возникает, например, в сюжете Мираджа (Вознесения) пророка Мухаммеда. 

В Могольской Индии нимбы впервые появились в произведениях искусства, созданных при дворе падишаха Акбара: именно тогда произошел расцвет могольской книжной культуры. Центром производства иллюминированных рукописей стали китабхане — библиотеки, в которых мастерамастераНаккаш, или мусаввир, — название художника или каллиграфа. Точно так же Наккаш, или Мусаввир, — наименование Аллаха в персидской культуре. работали над изготовлением манускриптов и хранили их. Только в библиотеке самого Акбара насчитывалось около 24 000 томов. Известны многие художники, творившие при дворе падишаха: иранцы, индийцы, выходцы из Центральной Азии. Сплавив художественные традиции многих народов, они создали неповторимый стиль могольской миниатюры, и портрета в частности.

Слева: Автор неизвестен. Портрет падишаха Аурангзеба. Примерно 1660-е годы
MIA.2014.325 / Museum of Islamic Art, Doha

Справа: Бальчанд. Портрет падишаха Джахангира. Примерно 1620-е годы
MS.771.2011.1 / Museum of Islamic Art, Doha

Первые изображения падишахов, окруженные золотым нимбом, появились именно при Акбаре, а ритуал поклонения императору назывался «даршан» (от санскр. «наблюдение святого или божества»). Таким образом распространялась идея о богоблагословенности правителя. Вскоре нимб стал элементом, также выделяющим и святых: он сочетался с привычным для мусульман понятием божественной благодати — «барака». Книжная могольская миниатюра — один из основных жанров художественного высказывания, где встречаются антропоморфные изображения и, соответственно, нимбы. Но ее сложно назвать в чистом виде мусульманской: Акбар создал синкретическую религию, вобравшую в себя основные положения ислама, индуизма, зороастризма и христианства, — дин-и иллахи («божественная вера»). Доктрина эта, правда, ненадолго пережила своего создателя: последующие падишахи были мусульманами и распространяли как ислам, так и мусульманское искусство по всей Могольской Индии.

Авторы
Мария Смагар
Историк-медиевист, специалист по средневековой европейской рукописной культуре, аспирантка исторического факультета МГУ, редактор.